[ Pobierz całość w formacie PDF ]
.Все четверо – Тед, Глория и дети – поглядели на царящий в церкви переполох, на хор, что молился под руководством преподобного Стейджа, все выше воздевающего руки к небесам, на последние, слабые конвульсии Орсона и декана, на Ханну, что тихонько всхлипывала на полу у двойных дверей, прижимая к груди пострадавшую руку.А потом зашагали прочь от алтаря, прошли по узкому, темному коридору и через черный ход выбрались в боковой проулок.О беспорядках они бы так и не узнали, если бы не автомобильные гудки и не вопли, доносящиеся откуда-то издалека.– Папа, а как так вышло, что ты живой? – полюбопытствовала Эмили.– Ыа нне жнаю.Глория порылась в сумочке, достала маникюрные ножницы и разрезала оставшиеся на губах Теда швы.– Спасибо, милая, – проговорил он.– Так оно лучше.Эмили разревелась.Тед удрученно глядел на перепуганную, растерянную дочь – сам растерянный, пытаясь сложить воедино все происшедшее.Помнил он только стремительно надвигающийся грузовик «Ю-Пи-Эс» и ощущение разлетающихся водяных брызг.По обстановке, в которую он угодил – или, если угодно, в которую он вернулся, придя в сознание, – Тед понял, что его считали мертвым.Однако факт, что он только что ушел с собственных похорон, в голове просто не укладывался.Тед пощупал шею – и почувствовал под пальцами неряшливый шов, удерживающий на месте голову: сама леска казалась гладкой и скользкой, а бугристые стежки словно застревали под пальцами.– Значит, моя голова… – Тед не договорил.– Была отделена от тела, – кивнула Глория.– Бррр, – сказал Тед.В лицах родных отразилось сочувствие.– Мне пришлось опознавать твою голову в морге, – продолжала Глория: воспоминания, еще совсем свежие, грозили захлестнуть ее.Она вновь расплакалась – и заговорила сквозь слезы: – Твоя голова лежала в большом тазу, а я рассматривала ее на экране телевизора, и глаза у тебя были закрыты, а рот открыт, как будто ты пытался что-то сказать, и… и…Тед обнял жену.– Сейчас со мной все в порядке.Не знаю, как так вышло, но все в порядке.– Он оглянулся на детей и погладил их по головам – возможно, проверяя, надежно ли головы держатся.– Папа! – вскричала Эмили.– Да, лапушка.Понятия не имею, что случилось.Главное, я живой.Ну, во всяком случае, не мертвый.– Тед поглядел на небо, на листву ближайшего эвкалипта, на облака.До чего же красиво!Перри крепко-крепко обхватил отца ручонками за талию.Тед обнял сынишку – и тот потянулся потрогать шов.– Что, выглядит жутковато? – спросил Тед.Смотрел он на Перри, однако обращался ко всем сразу.– Кошмар, да и только, – подтвердила Глория.– Больно? – спросил Перри.Тед покачал головой.– Нет, я даже не чувствую ничего.– И покачал головой еще раз – не в ответ на вопрос, но чтобы в мозгах прояснилось.Тед попытался воскресить в памяти то время, когда он был якобы мертв и, если верить жене, лежал в тазу, или когда ему пришивали на место голову, или наглухо зашивали рот.Но все, что ему запомнилось – это водяные брызги.Никакого тебе яркого света.Никакого тебе властного голоса, к свету неодолимо манящего.Оставалось лишь гадать, в самом ли деле он был близок к тому, чтобы постичь некие тайны – или хотя бы пополнить багаж знаний.Эмили дрожала.Глаза ее были огромными, как блюдца.– Папа, а ты призрак?Тед обдумал вопрос со всех сторон.Ему хотелось ответить «нет», но на самом-то деле он понятия не имел, так ли это [ Pobierz całość w formacie PDF ]